Ноев ковчег

Плывет, значит, Ноев Ковчег. Ной стоит на палубе и задумчиво смотрит вдаль. Проходит неделя, поднимается из трюма младший сын Ноя и говорит ему:
— Папа, ты знаешь, у нас тут в трюме каждой твари по паре.
— Ну да, сынок, знаю, конечно.
— Так вот, папа, они все срут!
— Ну так что же, сынок?
— Так в трюме говна уже по колено, прикажите, папа, вычерпывать!
Подумал Ной, почесал в затылке, и говорит:
— Нет, сынок, никак этого делать нельзя. У меня тут заключен контракт с Господом, и в контракте ни слова не сказано о том, чтобы говно вычерпывать. Мало ли что, может, в нем тоже какие-никакие твари живут. Вы уж там потерпите.
Ну, ладно, проходит еще одна неделя. Ной все также стоит на палубе. Из трюма к нему поднимается средний сын и говорит:
— Папа, в трюме говна уже по пояс!
— Так что же? — отвечает Ной.
— Так прикажите вычерпывать, папа!
Ной опять почесал в затылке, подумал, и говорит:
— Нет, сынок, не можем мы наш контракт с Господом нарушить. Придется еще потерпеть.
Ну, ладно, еще неделя прошла. Ной все стоит на палубе, вглядывается вдаль, не видать ли горы Арарат на горизонте. Тут поднимается к нему старший сын и говорит:
— Папа, в трюме говна уже по горло!
— Так и что, сынок?
— Так и то, папа, что если вы немедленно не прикажете вычерпывать, мы все потонем нахрен вместе с вашим Ковчегом!
Ну, Ной подумал, подумал, и говорит:
— Ладно, сынок, тут раз уж такое дело… у нас, конечно, контракт, в котором про говно не сказано ничего, но главный пункт в этом контракте гласит, что мы должны доставить наш Ковчег к горе Арарат в целости и сохранности, а значит тонуть нам никак нельзя. Ладно, давайте, вычерпывайте!
Короче, вычерпали они говно, и так оно и плавало, пока Колумб его не открыл…