Истории

Сказки и были

 

9. Как мужик Фольксваген Пассат в 1997 году покупал

Бывшая фотомодель Лиза работала продавцом в автосалоне «Скатертью дорожка» считанные дни. За это время ее научили, что клиентам надо улыбаться, говорить с ними вежливо, не раздражаясь от их глупых вопросов… и претензий, демонстрировать им свои длинные ножки (за которые, собственно, ее и взяли) и вообще делать максимум для того, чтобы клиент уехал из салона на новой машине, а не ушел на своих двоих.
Вот только в марках машин ее так и не научили разбираться. Поэтому, когда в салон вошло лицо откровенно кавказской национальности и, с трудом подбирая слова, сказало: «Дэвушк, я пассат хачу», Лиза поняла его не в том плане, что вот, человек вознамерился приобрести машину «Фольксваген — пассат», а совсем по-другому. То есть просто совершенно по-другому. Она вздрогнула и, не переставая демонстрировать широкий голливудский оскал, спросила:
— Что-что вы хотите?
— Пассат сичас хачу, — повторил кавказец и похлопал себя спереди по карману штанов, намекая, что деньги при нем есть.
Однако Лиза вновь поняла его слова и жест неправильно. Она поняла – человеку так невтерпеж, что он готов справить свою нужду прямо здесь, посреди салона. Причем немедленно!
— Здесь нельзя, — поспешно сказала она.
— Пачэму нэлзя? — удивился кавказец. — Здэсь нэт?
— Там, — Лиза горячо замахала на дверь с большими латинскими буквами WC в дальнем конце салона, — там есть.
Лицо кавказской национальности повернулось в указанном направлении, издалека опознало знакомую букву W, украшающую обычно радиатор машины, первую часть названия которой он никак не мог вспомнить, и не торопливо направилось к двери. Лиза провожала его напряженным взглядом, опасаясь, как бы несчастье не случилось по дороге. Лишь когда кавказец дошел до искомого места, она облегченно перевела дух.
— Пассат хачу, — распахнув дверь и увидев сидевшую за столиком пожилую женщину, произнес кавказец.
— Можно, — тоже вполне определенно поняв его, разрешила тетя Шура и, быстро что-то прикинув в уме, назвала явно завышенную цену услуги:
— Десять.
Кавказец вытаращил глаза. Такая большая машина за десять тысяч долларов это было неправдоподобно дешево. » Эх, переборщила «, — увидев его реакцию, подумала тетя Шура и уже хотела снизить цену, но кавказец ее опередил.
— Пачему так дэшево? — с подозрением спросил он.
Тетя Шура едва не подпрыгнула от радости на стуле. Сделав вид, что роется в бумагах на столе, она поспешно сказала:
— Ой, ошиблася я, кажется… Hу, точно, извиняюсь… Двадцать.
— И кандыцыонэр ест? — решил уточнить комплектацию автомобиля кавказец.
— Какой? — не поняла тетя Шура.
— С кандыцыонэр пассат хачу, — объяснил кавказец.
Теперь настало время тете Шуре вытаращивать глаза. За долгие годы работы в столь специфическом виде сервиса она не встречала людей со многими странностями. Hо, что бы кому-то для этого дела потребовался кондиционер с шампунем в одном флаконе, про который ей каждый вечер трендели из телевизора, — с таким она сталкивалась впервые. Hу, бумага, ну мыло, ну презерватив — это если вдвоем зашли, но кондиционер-то с шампунем зачем?!
«Господи! — в следующий момент осенило ее. — Да никак он голову мыть здесь собрался!.. Hеужто больше негде?»
Вспомнив состояние и вид подведомственного ей фаянса, она изумленно посмотрела на ожидающее лицо кавказской национальности и, разводя руками, с жалостью сказала:
— Hету кондиционера, милок, нету… Вчерась закончился… — зачем–то соврала она и неуверенно предложила:
— А может, мыльце подойдет?
— Бэз кандыцыонэр нэ надо, — гордо отказался кавказец, догадавшись, что под мыльцем здесь подразумевают, видимо совсем уж бедную комплектацию машины, что-то вроде «ушастого» «Запорожца», и захлопнул дверь, оставив тетю Шуру сожалеть об упущенной выгоде.
Когда Лиза вновь вдруг увидела перед собой все то же лицо кавказской национальности, она вздрогнула и первым делом непроизвольно взглянула на его штаны. И лишь убедившись, что все в порядке, перевела взгляд на само лицо. Лицо было уже явно сердито.
— Пассат наканэц мнэ даш? — раздраженно вопросило оно.
— А вы… разве там… нет?.. — она беспомощно махнула в сторону заведения тети Шуры.
— Там кандыцыонэр нэт, — презрительно произнес кавказец, — Бэз кандыцыонэр нэ хачу.
Лиза тихо застонала. Конечно, она знала, что тетя Шура уборкой себя особенно не обременяет, поэтому атмосфера царит в ее заведении та еще, в каком-нибудь дизентерийном слоновнике дышалось наверняка легче, но чтоб это так уж сильно мешало? Тем более при большой нужде.
— Вот! — внезапно закричал кавказец, наконец опознавший среди стоящих в салоне машин ту, за которой пришел, и вспомнивший первую часть ее названия.
— Фальксваген пассат хачу!
Лизе стало дурно. Использовать дорогую машину для этого!?
— Кандыцыонэр ест? — тыча в автомобиль пальцем, возбужденно спросил кавказец. Лиза обреченно кивнула.
— Музыка ест ?
Лиза пошатнулась. Ему для этого еще и музыку подавай!
— Хачу, — подытожил кавказец и решительно шагнул к машине.
— Hет! — из последних сил воскликнула Лиза и загородила ему дорогу. — Hи за что !
Тут она, на свое счастье, увидела охранника Василия, входящего в салон, и начала истошно махать ему, крича:
— Сюда! Сюда! Скорее!
Василий был с большого бодуна, весь его организм жаждал покоя и пива, поэтому, после того как Лиза возмущенно прошептала ему в ухо, что вот этот человек рвется справить малую нужду в дорогой автомобиль, никаких других версий относительно поведения кавказца у него уже не возникало.
— Ты что, совсем оборзел? — смерив тщедушную фигуру кавказца, мрачно спросил Василий.
— Мнэ пассат нада, — продолжал настаивать кавказец. — А ана нэ дает.
— А пасрат тзбэ нэ нада ? — передразнил его Василий.
— Фальксваген пасрат мнэ нэ нада, — решительно отказался кавказец от совершенно не известной ему модели машины. — Мнэ нада толко пассат.
— Угу, — почти ласково кивнул Василий, — всего лишь… А вот этого, — поднес он к лицу кавказца внушительный кулак, — тебе не надо?
Кавказец, наконец, понял, что продавать машину ему здесь почему-то упорно не желают. Видимо, последняя осталась, и уже кому-то обещана. Hо уходить так просто ему тоже не хотелось, поэтому он осторожно отвел от своего лица кулак и осуждающим тоном сказал:
— Hэхарашо.
После чего покинул навсегда негостеприимный автосалон.
Василий, поправившись пивком, об этом инциденте быстро забыл, зато Лиза долго потом еще с возмущением рассказывала своим подругам, какие все-таки извращенцы встречаются среди мужиков. Особенно восточных.

8. Ан-2

Перегонял как-то один летчик Ан-2 с аэродрома на аэродром, почти через всю страну. Промежуточная посадка у него была на базе дальней авиации, а как раз в этот момент аэродром принимал полк дальних стратегических бомбардировщиков ТУ-95. И вот летит этот мужик и слышит, как по радио переговариваются диспетчеры с экипажами бомберов. Сообщают им курсы там, эшелоны и т. д. Летчики, соответственно, докладывают нечто в следующем духе:

— Я борт такой-то, остаток топлива типа 10 тонн, обороты в норме, шасси выпустилось и т. д.

Ну, мужик тоже встрял, «доложив всё по форме»:

— Я борт такой-то, остаток топлива — 400 кг, иду на одном двигателе, шасси не выпускается …

Аэродромный персонал тут же высрал огромную кучу кирпичей. Ему срочно очистили полосу, и под вой сирен пожарных машин,  скорой помощи и изумленные взгляды администрации аэродрома АН-2 гордо приземлился вне всякой очереди.

 

7. Общага

Общага, женская половина, знамо дело — после 22:00 (ну здесь — у кого как) — никаких гостей, ясен пень, что партизанские тропки протоптаны, поэтому бабке-вахтёрше веры нет. Посему в дело идет «комсомольский патруль» — молодой препод из аспирантов и пара студентов — обходят комнаты на предмет гостей.

И случилось так, что «мальчик с девочкой дружил, мальчик дружбой дорожил» и поэтому, канешна, слегка подзадержался (ну и прямо сказать, вообще не собирался этим вечером уходить). А тут эти — с повязками…
Да, к слову — этаж был, скажем, 13-й. А под окном — широкий карниз. Ну, стук в дверь — откройте, полиция, мальчик проверенно открывает окно, вылезает на карниз и там, пригибаясь, ховается.
Заходят сатрапы — вроде никого нет, но атмосфера нервная и бывалый аспирант говорит одному из студней — да знаю я, где они прячутся — выгляни в окно — точняк на карнизе сидит. Студент идет к окну, выглядывает, ессно, палит Казанову, но в то же время узнает в нем своего всегдашнего институтского собутыльника, который строит ему страшные рожи и всем видом обещает проставиться в случае успешного исхода.
Поворачивается к шефу и говорит – «да никого там нет, Андрей Петрович!»
Барышня, бледнея и бросаясь к окну — «КАК?!!!»

 

6. Композитор.

Сидит дома композитор. Работы нет. Денег нет. Кризис…. И тут — звонок. Звонит приятель — режиссёр:
— Слушай, мне тут к фильму темка нужна на финальные титры. Сбацаешь что-нибудь простенькое? Премьера через 2 недели уже, погибаю, спасай!!!
— Данивапрос! Расскажи только о чём фильм, чтобы я с музыкальной темой не промахнулся?
— Да в нем вообще музыки нет! Тема только для титров нужна. Ну представь себе: с сухого дерева лист медленно зигзагом падает на мокрый асфальт, и как только долетает до земли — начинается твоя тема и титры.
— Ок. Через неделю сделаю!
И композитор с «голодухи» скреативил неимоверно красивую, дивную музыку — хоть сейчас на «Оскара». Ну и отправил режиссёру.
Тот ответил, мол все ок, и пригласил на премьеру …
Приходит композитор — зал пустой. Только на галёрке парочка пожилая сидит — обоим далеко за 80.
Ну, думает композитор, ясное дело — драма нынче не в цене, никого кроме старичков не интересуют.
Сел он, свет погас и началось…
На фоне природы мужик самозабвенно трахает тёлку с огромными, как баскетбольные шары, сиськами.
Дальше — больше, еще парочка подошла, поменялись… Потом ещё негры, калеки, карлики — уже вся эта кодла в экран не помещается!
Потом вообще собака прибежала!!! Сначала собака всех отодрала, потом все собаку трахнули…
И тут камера берёт крупный план, наезжает на сухое дерево, на лист, лист срывается и медленно падает зигзагом на землю, звучит неземная, дивная тема и идут титры.
Зажигается свет…
Композитор сидит в шоке, красный как помидор от стыда.
Думает «Ну, сука, режиссёр, ну удружил! Что обо мне люди подумают!» Встает со своего места, с этими мыслями идет к выходу и тут замечает, что пожилая парочка, в предынфарктном состоянии сидит и на него смотрит…
И он ничего лучшего не находит как сказать:
«Музыка моя!»….
А они, продолжая смотреть стеклянными глазами на пустой экран, отвечают: «… А собачка наша…

 

5. Скукота

Рейс Аэрофлота. Прошли контроль, сидим в экономе, в хвосте, пассажиры почти все русские, кислые все… Скукота, в общем.Только набрали высоту, как сосед достает из кармана 20 американских рублей и, дотронувшись до плеча впереди сидящего дядьки, с невинным видом протягивает ему бумажку:- Будьте добры, передайте за проезд!Дядька на автомате берет баксы, зависает на пару секунд, а потом, просветлев лицом и заговорщицки подхихикивая, то же самое проделывает с пассажиром перед ним. Под нарастающий гул и смех в салоне двадцатка дошла до упора и попала в руки к симпатичной барышне.Дядька тут же прокомментировал: мол, и барышне приятно, и весь самолет поржал всего за 20 баксов…История на этом должна была и закончиться, если бы не барышня. Та, кивнув тому, кто передал деньги, встает с кресла и с серьезным видом скрывается за ширмочкой, где тусуются стюардессы. В салоне стало тихо, как в морге перед Новым годом.Где-то через минуту барышня возвращается и все с тем же невозмутимым видом отдает двадцатку тому, от кого получила, и что-то негромко ему говорит.
Теперь уже волна ржача пошла в обратную сторону и дошла до нас в виде той же двадцатки, которую сосед получил от рыдающего дядьки вместе со словами:- У пилотов мелочи нет, просили без сдачи !!! .

 

4. Вечерняя школа

Один чувак, окончив матмех , поступил в аспирантуру. Стипендия — 100 рублей. Слесарь или токарь на заводе получали в разы больше.
Когда ему надоели безденежье и нытьё молодой жены, он бросил аспирантуру и пошёл на завод. В отделе кадров у него потребовали документ об образовании. Удалось найти только свидетельство об окончании восьмилетки.
В те суровые времена его отправили «доучиваться» в вечернюю школу. А он и не сопротивлялся — один оплачиваемый выходной в неделю никому не повредит. Одно «но» — в вечерней школе приходилось косить под дурачка, что было удобно делать, сидя на «камчатке». Соседом был забулдыга-дворник, всё время спавший на уроках.
Однажды учительница математики объясняла, что площадь круга равна квадрату радиуса, умноженному на число «пи». Бывший аспирант её не слушал. Училка решила его проверить и, подкравшись, громко спросила чувака, чему равна площадь круга.
Тот, погружённый в свой диссер, рассеянно буркнул невпопад: «Пи…» (это не мат, а буква греческого алфавита, обозначающая в математике отношение длины дуги полуокружности к диаметру).
Класс закатился счастливым хохотом здоровых людей, столкнувшихся с дурачком.
Когда до чувака дошли ехидные комментарии учительницы, сетовавшей на непроходимую тупость учеников, и упрёки Создателю, сославшему её в школу рабочей молодёжи, аспирант впал в ярость.
Выйдя к доске, он расписал её двойными и тройными интегралами, изобразил предельный переход под знаком интеграла и блестяще доказал, что площадь круга на самом деле равна «пи», а не «пиэрквадрат», как ошибочно написано в учебниках для средней школы.
Рабочий класс впал в анабиоз, оцепенев под шквалом формул и непонятных терминов, а потрясённая учительница едва слышно прошептала, обращаясь скорее в вакуум, чем к присутствующим:
— Разве это возможно?
На её предсмертный хрип внезапно отозвался сосед нашего героя, тот самый забулдыга-дворник, мирно дремавший под яростный стук мела по доске:
— Чувак, — сказал он, окинув беглым взором исписанную мелом классную доску. — Предельный переход под знаком двойного интеграла в третьей строке сверху на левой стороне доски запрещён. Он расходится…

 

3. Круг

Москва. Зима. Снег. Мальчик игpает в футбол. Вдpуг — звон pазбитого стекла. Выбегает двоpник, суpовый русский двоpник с метлой и гонится за мальчиком. Мальчик бежит от него и думает: «Зачем, зачем это все? Зачем весь этот имидж уличного мальчишки, весь этот футбол, все эти дpузья? Зачем??? Я уже сделал все уpоки, почему я не сижу дома на диване и не читаю книжку моего любимого писателя Эpнеста Хемингуэя?»
Гавана. Эpнест Хемингуэй сидит в своем кабинете на загоpодной вилле, дописывает очеpедной pоман и думает: «Зачем, зачем это все? Как все это надоело, эта Куба, эти пляжи, бананы, сахаpный тpостник,
эта жаpа, эти кубинцы!!! Почему я не в Паpиже, не сижу со своим лучшим дpугом Андpе Моpуа в обществе двух пpелестных куpтизанок, попивая утpенний апеpитив и
беседуя о смысле жизни?»
Паpиж. Андpе Моpуа в своей спальной, поглаживая по бедpу пpелестную куpтизанку и попивая свой утpенний апеpитив, думает: «Зачем, зачем это все? Как надоел этот Паpиж, эти гpубые фpанцузы, эти тупые куpтизанки, эта Эйфелева башня, с котоpой тебе плюют на голову! Почему я не в Москве, где холод и снег, не сижу со своим лучшим дpугом Андpеем Платоновым за стаканом pусской водки и не беседую с ним о смысле жизни?»
Москва. Холод. Снег. Андpей Платонов. В ушанке. В валенках. С метлой. Гонится за мальчиком и думает: «Бля, догоню — убью нах*й!»»

 

2. Даосская притча (мой любимый баян)

1) Однажды мудрец не просвещенный Дао да и не пофигист по натуре шел по лесу и размышлял о смысле жизни
Внезапно на тропинку перед ним выскочило Страшное Черное Лесное Говно
— Мудрец я тебя съем — заорало оно
Мудрец заплакал и убежал
Мораль — говна бояться в лес не ходить

2) Однажды мудрец не просвещенный Дао , но пофигист по натуре шел по лесу и размышлял о смысле жизни
Внезапно на тропинку перед ним выскочило Страшное Черное Лесное Говно
— Мудрец я тебя съем — заорало оно
— я сам тебя съем — заорал мудрец и таки сожрал его
Мораль — добро победило зло, но вкус у победы какой то странный

3) Однажды мудрец просвещенный Дао , но не пофигист по натуре шел по лесу и размышлял о смысле жизни
Внезапно на тропинку перед ним выскочило Страшное Черное Лесное Говно
— Мудрец я тебя съем — заорало оно
— А пошло ка ты на …. — заорал мудрец и пинком отшвырнул его
В воздухе запахло
Мораль — не тронь, оно и не завоняет

4) Однажды мудрец просвещенный Дао , и пофигист по натуре шел по лесу и размышлял о смысле жизни
Внезапно на тропинку перед ним выскочило Страшное Черное Лесное Говно
— Мудрец я тебя съем — заорало оно
Ничего не ответил мудрец и пошел себе дальше
Страшное Черное Лесное Говно заплакало и убежало навсегда из леса. Потому что больше всего в своей жизни любило беседы с мудрецами
Мораль — будучи просвещенным человеком размышляя о смысле жизни не опускайся до разговоров cо всяким говном.

 

1. Женские дорожные диалоги.

— Мужики – они ж как собаки. Их можно по породам квалифицировать. Вот есть, например, выставочные такие ротвейлеры. Или боксёры. Эти все в медалях и на пафосе. Типа, мы вот такие все красивые и с призовыми кубками, и с кем попало не трахаемся. Только с элитными суками из гламурных питомников, в определённый день по календарю друидов, и за деньги.
— Ещё дворняги есть. Такие, все в репьях, на жопе дреды, и очень дерзкие. Я вот таких больше всего люблю. Если его домой взять, жопу отмыть, сканворды ему купить и по знакомству охранником в Ашан пристроить – ваще не мужик, а мечта будет.
— А есть ещё старые пудели. У старых бабок такие вечно: плешивые, всё мяско просвечивает, грыжа по асфальту волочится и бельмо на глазу. Им блять помирать уже со дня на день, а они всё равно под каждый хвост носом тычутся. Типа, а вдруг прокатит и кто-нибудь даст? А не даст – так хоть побрехать на суку наглую, сказать ей что не очень-то и хотелось, и жопа у неё грязная, и морда старая, и зубы жёлтые. А потом домой, к бабке, просроченную рыбную консерву жрать.
— Есть ещё породистые, но не выставочные. Такие, с хорошей родословной и не самым гадким характером. Но они ж, как правило, тупые. Они всему радуются, и всех облизывают. Сегодня тебя, завтра меня, а послезавтра ваще какую-нибудь левретку старую. Я б такую собаку не завела. Перед соседям ж стыдно.
— А еще обидно бывает, когда заведёшь щенка хорошего, дрессируешь его, кормишь ништяками всякими и витаминами, носишься с ним, делаешь ему простигосподи груминги и триминги, а потом в магазин такая зашла, привязала его у дерева, вышла через минуту – а собаку-то и спиздили! Или сам отвязался и убежал. И хуй кто вернёт обратно-то! А чо? Породистый пёс, шампунем вкусно пахнет, морда после моего груминга довольная, шерсть блестит. Кто ж такое хозяйке-то вернёт? И сиди блять плачь по ночам, ищи его по всем соцсетям, объявления на Мамбу пиши.
— Вот поэтому у меня дома три кота.
— А у меня три хорька. Эти хоть и срут по углам, зато из дома не бегут и кого попало не лижут.
— Меня лижут.
— Тебя можно, для тебя мне ничего не жалко. А вообще, собак надо брать из приюта. Брошенных и всеми отпижженых. Ну и что, что одноглазый и весь в шрамах как Брюс Ли? Зато добрый, и жрёт всё, что дадут.
— Главное, деликатесов ему не давать, и груминг делать только по большим праздникам. Чтобы морда всегда была печальная, и глаз потухший. Зато не спиздит никто.